Sign up

Profile photo

* - field required

National tourism portal
ENG
Map of Russia

Sign in


Sign up Forgot password?

Yaroslavl Oblast

Ростовская финифть: это всё цветочки!

Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин
Ростовская финифть: это всё цветочки!
Павел Пелевин

«Цветочки?! Конечно, все только о них и слышали, — презрительно фыркает Наталья. — Нельзя поддаваться общественному мнению. Финифть в представлении масс — это цветочки. Но надо понимать, что на них мы бы давно уже исчезли».

Наталья Конова, экскурсовод при фабрике «Ростовская финифть», сегодня не просто сопровождает нас в мир финифти. Но и рушит стереотипы, связанные с темой, лежащей в истоках известного ростовского промысла, пожалуй самого живого промысла России.

Финифть (или живописная эмаль) — невыцветающая роспись мельчайшим стеклянным порошком со связующим элементом. Одна из древнейших техник в мире, живописная эмаль пришла на Русь из Византии в X веке. В переводе с греческого финифть означает «блестящий, лучезарный камень» и дает отсылку к тем временам, когда наши предки плавили не стекло, а толченые самоцветы.

В привычном виде техника закрепилась лишь в XVII веке, после изобретения французом Жаном Тутеном огнеупорных красок на эмалевой основе. Центром финифтевого дела стал Ростов Великий, который по совместительству являлся еще и духовным центром земли русской. Будучи богат православными святынями, Ростов собирал большое количество паломников, а паломникам требовались недорогие памятные вещи из местной Мекки. Решение пришло само — финифтевые иконки, писанные в простой, точечной-пунктирной манере, заполнили монастырские лавки. Ценовая политика была гуманной: аскетичная форма и отсутствие драгметаллов в оформлении делали образки доступными, никто не уходил обиженным.

В то же время финифть всегда была востребована епархией: православной церкви нужны были изящные, долговечные миниатюры для украшения окладов, крестов, облачения священников и литургических наборов. Яркая и невыцветающая веками финифть идеально подошла для этих целей.

До начала прошлого столетия производство финифти было вредным и тяжелым. За неимением муфелей эмаль плавили в обычных печах и, чтобы снизить температуру плавления красок, добавляли свинец. Но это не останавливало здешних ремесленников. В середине XIX века финифтью в Ростове занимался едва ли не каждый второй двор — так хорошо продавались изделия. В летописях упоминают, что мастерских было больше, чем булочных и аптек.

«У нас в Ростове многие люди тяготеют к промыслу. И я как из армии пришел, отправился на фабрику работать. Без специального образования, без художественной школы. Всему научили», — рассказывает один из местных ювелиров типичную историю ростовского мастера.

С приходом советской власти иконы сменились портретами вождей и пластинками с идеей дружбы народов, религиозная тематика потеряла свою актуальность. Послевоенные годы стали самым сложным временем для ростовской финифти — мастеров в промысле осталось очень мало. Артель передали под руководство завода эмалированных кастрюль, выпускались преимущественно броши, пудреницы и шкатулки с примитивной росписью — предметы, на которые был спрос. Искусство ушло на второй план, нужно было как-то выживать.

«После войны в артель вернулось всего несколько человек, — рассказывает нам Наталья. — В том числе художник Назаров. И спустя какое-то время его пригласили украшать станцию „Маяковская“ в Москве, но планам руководства метрополитена не суждено было сбыться — в первые же дни в столице художник попал под трамвай. Назарову стали искать замену, но люди отказывались под любым благовидным предлогом, увидев в этом плохой знак».

В 70-х годах жостовские мастера привозят мазковую манеру письма и растительную тематику. Эта манера стала настолько популярна, что многие ошибочно считают ее исконной ростовской финифтью. Примерно в это же время вследствие совместных проектов с Костромскими ювелирами изделия начинают обрамляться в скань. Становится модно носить серьги и браслеты с «цветочками».

«Во всем мире стиль „а-ля рюс“ ассоциировался с цветами, вот на них и перешли, — делится с нами Наталья. — Дань времени. В Советский период нас пытались ограничить, говорили, что цветочки — наше родное. Хотя наше родное — это иконы, а не цветочки совсем. Вообще с семидесятых мы растительной тематики так написались, что десять лет к ней не притрагивались. И только пару лет как возобновили, когда люди снова стали спрашивать в магазинах».

Магия процесса

Чтобы посмотреть, как создают финифтевое изделие от начала до конца, мы проходим в слесарный цех. Здесь готовят основу: вырубают в медном листе форму (не более 25 см по широкой стороне) и придают объем. Следом, уже в другом помещении, форма покрывается базовым слоем эмали. Сначала с помощью специального сита эмалевый порошок просеивают на медь, затем все отправляется в муфельную печь на несколько минут. И вот пластина для росписи готова.

«С обратной стороны кладется так называемая контрэмаль. В нашем случае она выполняет роль товарного знака. В белую эмаль добавляется толченый кобальт, образующий синие вкрапления, — так вы не спутаете наше изделие с изделиями других мастерских», — Наталья посвящает нас в хитрости производства.

На подготовленной пластине делается снимок — схематический рисунок будущего изображения. Наносится он с помощью смеси сажи со скипидаром через кальку, на которой проколот контур. После того как снимок нанесен на пластину, картинка прописывается эмалевыми красками (цветной порошок плюс машинное масло) в три этапа: малёвок, прочерк и последний — потенок. Малёвок — светотеневая моделировка композиции, прочерк — более детальная проработка изображения, а потенок — доработка мелких деталей и нюансов. Прописок может быть и больше, в зависимости от сложности задумки, например, самый трудозатратный жанр, портрет, может потребовать до пяти-шести. После каждой прописки изделие отправляется в муфельную печь.

Последняя стадия в процессе создания финифти — изготовление оправы у ювелира. Лучше всего с живописной эмалью сочетается скань, серебряное проволочное кружево. Но бывают и альтернативные варианты оправ, например литая, или выполненная в технике перегородчатой эмали.

Мастерицы не имеют конкретной тематической специализации, но у каждой есть любимые сюжеты. Большинство работниц — выпускницы школ лаковой миниатюры. А кто-то образования не имеет, зато является потомственным эмальером — родители научили. Это явление для сдельников, людей, работавших в том числе и у себя дома, было нередким. Детей приобщали к делу, а на выходе получили человека, который понимал в процессе производства не хуже специалиста.

Одна из художниц, Татьяна, вопреки всеобщему скепсису, очень любит писать цветы. Как и многие сотрудницы, она закончила Федоскинское училище и по распределению попала на фабрику. Годы прошли, а мастерица осталась в Ростове, будучи не в силах оставить промысел. Сегодня она сидит над пятью десятками эмалевых «ноготков» (так называют здесь самые маленькие пластинки) с розовыми бутонами. «Ноготки» впоследствии будут вставлены в браслеты, сережки и кольца и выставлены в витринах магазинов.

«Когда придумаешь сам интересный мотив и вдруг свое изделие увидишь на ком-то… это вообще! Приятно очень! — всплескивает руками Татьяна. — И как ее оставишь, красоту эту?»

Живописные преимущества

Сегодня фабрика «Ростовская финифть» работает с самыми разнообразными темами: пишут самолеты, паровозы, нефтяные и газовые вышки, геометрические орнаменты, цветочки и, конечно же, иконы. Промысел активно развивается, появляются новые веяния, соответствующие нынешним реалиям.

Случаются на фабрике и неожиданные заказы. Например, как-то раз концерн, производящий Тополь-М, попросил расписать эмалью шкатулку и на крышке изобразить ракетный комплекс.

«Но Тополь — это еще ничего, — усмехается наша собеседница. — В том году бизнесмен заказал многофигурную композицию, где изображены он, два цыгана и медведь. Фотография с празднования дня рождения этого бизнесмена. Ну а нам что, мы все что угодно нарисуем. Корпоративные заказы — самый большой кусок работы».

Благодаря тому, что современность не ставит ограничений по выбору мотивов, работу ростовских финифтянщиков сложно назвать выживанием. Заказы на фабрику поступают стабильно, отдел маркетинга функционирует, как швейцарские часы. Всегда находятся люди, готовые платить за ручную работу, сделанную в дорогом материале. Заказов хватает на всех, притом что эмальерное производство здесь не одно, а уж кустарных мастеров по окрестностям Ростова до сих пор пруд пруди!

«Важно понять, что финифть, огненное письмо, если романтичнее, — это технология. А вот что изобразить — зависит от моды. Благодаря возможностям живописи мы не ограничены, а живопись меняется в зависимости от времени. Времена сейчас хорошие. Поэтому не жалуемся», — улыбается на прощание Наталья.

Финифть всегда была в первую очередь элитарным промыслом, и демократические тенденции, нацеленные на небогатую аудиторию, лишь подтверждают этот факт. Ведь широкий ассортимент — признак сытого мастера. Прилавки с финифтью в Ростове пестрят изделиями на любой вкус и кошелек. Те, что попроще, лежат в лавочках кустарей, а те, за которые можно и полцарства отдать, красуются на глянцевых страницах каталогов. И глядя на это разнообразие, так просто ответить на вопрос: есть ли в России промысел, который живет? Живет, а не выживает? Безусловно, есть, и этот промысел — ростовская финифть.

Site on the map



:( Oops. We determined that there are untranslated content. Can use the automatic translation.